Как сделать голос тбили

Как сделать голос тбили

Саломе Зандукели (Нино Баидаури /Wome of Georgia)

«Это случилось два года назад, 20 февраля 2016 года. Я только устро­и­лась на новую работу. Парал­лель­но давала уроки по англий­ско­му и мате­ма­ти­ке, поэтому вечером ездила с улицы Кав­та­рад­зе до Сололаки, а воз­вра­ща­лась домой в Дигоми около полуночи. В тот день я решила про­гу­лять­ся от метро до дома пешком, потому что не хотела платить за такси. Я ничего не боялась, я ведь здесь родилась и выросла».

«Никто не слышал моих криков»

Женщины в Грузии часто обделены правом голоса. Их мнения, мечты, стрем­ле­ния и дости­же­ния часто зациклены и вращаются вокруг мужчин. Проект «Женщины Грузии» дает героиням воз­мож­ность выска­зать­ся и рас­ска­зать обо всем своими словами. Мы собрали 150 различных историй со всей страны. На про­тя­же­ние несколь­ких месяцев OC Media будет пуб­ли­ко­вать их на англий­ском и русском языках. Ниже о себе рас­ска­зы­ва­ет Саломе Зандукели.

По дороге домой ко мне при­вя­зал­ся какой-то парень, спрашивал как меня зовут. Есте­ствен­но, я ничего не отвечала. Не первый раз с таким стал­ки­ва­лась. Я перешла мост, была почти у муни­ци­па­ли­те­та, когда он начал оскорб­лять меня. Я очень рас­сер­ди­лась и ответила ему. Через несколько минут я поняла, что он следует за мной вместе с двумя другими маль­чи­ка­ми. Один был совсем ребенком, а другому было около 15-16 лет. Меня схватили. Посреди ночи никто не слышал моих криков.

Они схватили меня и поволокли за здание муни­ци­па­ли­те­та, где растут ели. Меня изна­си­ло­ва­ли. В какой-то момент я смогла дотя­нуть­ся до камня, чтобы ударить одного из парней. Позже я поняла, что промазала и он попытался задушить меня. Он так туго сдавил шею, что я была прижата к земле и дышала почвой. Мне казалось, что вся жизнь перед глазами про­нес­лась. Я перестала верить в чудо, была уверена, что не выживу. Они заставили ребенка на все это смотреть. Потом взяли все мои деньги, ограбили и ушли.

Я встала и напра­ви­лась в поли­цей­ский участок. Он находился недалеко от муни­ци­па­ли­те­та. Когда я туда вошла, платье было порвано, я была в ужасном состоянии, выглядела чудовищно. Поли­цей­ские не поверили мне, сказали, что я не похожа на «приличную девушку». Я была на грани и начала кричать. Я потре­бо­ва­ла пойти со мной к тому месту и самим все увидеть.

Мы пришли и они увидели, раз­бро­сан­ные по земле мои вещи и нижнее белье. Один из поли­цей­ских сказал мне, что я молода и не стоит придавать огласке этот инцидент, мол, всю жизнь мне разрушит. Я подняла ор. Спра­ши­ва­ла, как можно такое скрывать. Я просто кричала на них.

Все ожидали, что я буду плакать, рыдать, но ничего подобного мне не хотелась делать. Я была в ярости.

Наконец они возбудили дело. Нашли пре­ступ­ни­ков довольно быстро. Далее пришлось иметь дело со сле­до­ва­те­ля­ми. Они лучше ко мне отнеслись. Один из них даже одолжил мне свой телефон, который до сих пор лежит у меня дома. В то время все мои вещи, кредитные карты, одежда, телефон — все проходило в качестве дока­за­тельств. Они аре­сто­ва­ли двоих парней, а 10-летнего мальчика не стали трогать. Несо­вер­шен­но­лет­ний был при­го­во­рен к 6 годам лишения свободы, другой — к 13. Судьей, конечно же, была женщиной.

«Он бы женился на мне, если бы я забрала заявление»

Саломе Зандукели (Нино Баидаури /Wome of Georgia)

Позже я узнала, что 15-летний мальчик был попро­шай­кой, а взрослый мужчина был женат и с тремя детьми.

Он до послед­не­го не признавал вины. Его под­дер­жи­ва­ла только его адвокат-женщина, которая никакой соли­дар­но­сти и сочув­ствия ко мне не проявляла. Мне было ужасно жаль несо­вер­шен­но­лет­не­го мальчика, он не умел читать, писать и даже не знал дату своего рождения. Он не мог само­иден­ти­фи­ци­ро­вать­ся. Вместо подписи рисовал крестик. О чем можно было с ним говорить? Я думала, что наряду с нака­за­ни­ем должны быть и другие пре­вен­тив­ные меры. Проведет он шесть лет в тюрьме, выйдет и что потом? А если он решает отомстить? И если так, то куда мне деваться?

Судебный процесс был весьма непри­ят­ным. Я была и сви­де­те­лем, и жертвой. Кроме того, отсут­ствие пене­тра­ции изна­си­ло­ва­ни­ем не считается. Вот почему иногда процесс ста­но­вит­ся комичным, когда ты пытаешься незна­ком­цам доказать это буквально в сан­ти­мет­рах. Я хотела при­сут­ство­вать на слушаниях, но никто мне не говорил, когда они проходили и не пре­ду­пре­жда­ли, если время менялось или что-то еще.

Меня не допустили на заседание по делу несо­вер­шен­но­лет­не­го. Оно было закрытым. Родные взрослого мужчины сказали мне, что он бы женился на мне, если бы я забрала заявление.

Когда суд окон­ча­тель­но при­го­во­рил его к 13 годам заклю­че­ния, жена этого мужчины отыскала меня еще в здании, схватила за волосы и начала бить.

«Женщины не должны скрывать такие вещи»

Примерно через месяц у меня разыг­рал­ся аппетит и я стала более чув­стви­тель­ной. Оказалось, что я беременна. Я была в полном шоке. Я не думала оставлять ребенка, но даже если бы и решилась, то со стороны других людей шло такое давление, что просто не выдержала бы.  Я раз­го­ва­ри­ва­ла с одной своей знакомой, которая была намного старше меня, и та спросила: что ты соби­ра­ешь­ся делать? вырастишь ублюдка?

Я сделала аборт. Проблема была в том, что все мои карточки, где были деньги, были в полиции. Были дни, когда дома даже еды не было. Если бы не мой род­ствен­ник, не знаю, что бы случилось. Вот почему я считаю, что пра­ви­тель­ство должно помогать жертвам изна­чи­ло­ва­ния деньгами, если они решаются сделать аборт.

Я помню, что написала об этом в Facebook, мне нужно было поде­лить­ся. Я думаю, что женщины не должны скрывать такие вещи. Они должны говорить об этим. «Журналист» Иракли Мамаладзе прочитал мой пост и решил опуб­ли­ко­вать историю в журнале, хотя согласия я не давала. Статья сопро­вож­да­лась фото­гра­фи­ей, где в темноте, опустив голову, сидит девушка. Я подала на Мамаладзе в Хартию жур­на­лист­ской этики и выиграла дело в 5 баллов из 6.

«Мы с матерью жили вдвоем»

Саломе Зандукели (Нино Баидаури /Wome of Georgia)

Когда это случилось, мы с матерью жили вдвоем. Она пять лет жила с болезнью Альц­гей­ме­ра. До того, как ей поставили диагноз, мы постоянно кон­флик­то­ва­ли, потому что она нера­ци­о­наль­но себя вела. Я даже не подо­зре­ва­ла о болезни.

Она запрещала ходить перед теле­ви­зо­ром, потому что за нами постоянно «наблюдали». С ней раз­го­ва­ри­ва­ли с фото­гра­фий, а иконы, которые писал отец, крали ее вещи.

Она часами могла раз­го­ва­ри­вать сама с собой в зеркале. Однажды она затопила квартиру соседей. Меня тогда не было дома и они вызвали пси­хи­ат­ров. В больнице сказали, что у нее Альц­гей­мер.

Со временем ее действия стали более нело­гич­ны­ми, но ее можно было оставлять дома одну, так как она себе не вредила. Характер мамы полностью поменялся, хотя она стала более наивной и милой.

В ночь, когда меня изна­си­ло­ва­ли, я вернулся домой и зашла в ванную, принять душ. Мама увидела мои синяки и спросила, что случилось. Я все рас­ска­за­ла. Она долго плакала, а через час снова спросила, что со мной случилось, не упала ли я на улице.

Недавно мама впала в кому, пролежала два месяца. Неделю назад она умерла.

«Я выжила»

Я никогда не скрывала про­изо­шед­ше­го. Всем рас­ска­за­ла. Но была сильно удивлена, когда многие женщины тайком поведали мне о подобных случаях. Они не решились говорить об этом и были вынуждены выйти замуж за насиль­ни­ков. Об этом рас­ска­зы­ва­ли люди, от которых никогда бы не подумала такое услышать.

Общество неод­но­знач­но все это приняло. Друзья под­дер­жи­ва­ли меня. Они так пере­жи­ва­ли и так рыдали, что уже мне при­хо­ди­лось их успо­ка­и­вать. Я ходила на работу, у меня были пре­крас­ные коллеги, заботы на службе помогли мне избежать множество непри­ят­ных моментов. Мой тогдашний молодой человек сказал, что на моем месте покончил бы с собой. Наверное, это было труднее всего пережить. Он даже обвинил меня, что я не послу­ша­лась его и не купила пнев­ма­ти­че­ский пистолет, мол, так бы я смогла себя защитить.  

Некоторые сове­то­ва­ли никому не рас­ска­зы­вать о слу­чив­шем­ся и не портить свою жизнь. Я злилась и кричала на них, не понимала, как они смели такое говорить. Полу­ча­ет­ся, что я должна винить себя и стыдиться? Я виновата в том, что произошло? В нашей культуре и лите­ра­ту­ре позор сва­ли­ва­ет­ся на женщину, а не на насиль­ни­ка. Не суще­ству­ет даже ролевой модели женщины, которая пережила такой инцидент. Они или убивают себя, или остаются без просвета. Но по себе могу сказать, что нужно про­дол­жать жить, сражаться и выживать. На это ушло много боев и времени. Меня до сих пор мучают депрессия, бес­сон­ни­ца и кошмары, но я не считая себя жертвой.  Я выжила.

Над парт­нер­ским мате­ри­а­лом работала Нино Гамисония. Впервые статья была опуб­ли­ко­ва­на на Women of Georgia 14 марта 2018 года.

Related

Comments

comments


Как сделать голос тбили

Похожие записи:



Зимние забавы поделка в сад

Как сделать направленный микрофон из обычного6

Vw bora схема подвески
Читать новость Как сделать голос тбили фото. Поделитесь новостью Как сделать голос тбили с друзьями!